Три проблемы коэффициента шарпа


Хотя коэффициент Шарпа — полезный способ измерений, у него есть некоторое количество потенциальных недостатков

1. Измерение прибыли в коэффициенте Шарпа. Это изме­рение — среднемесячная доходность (или доходность за другой интер­вал времени), выраженная в процентах годовых, — более приспособ­лено для оценки вероятной результативности в следующем месяце, чем для оценки результативности на протяжении всего года. Например, предположим, что управляющий в течение полугода получает 40% при­были каждый месяц, а другие 6 месяцев приносят ему убытки в разме­ре 30%. Вычисляя годовую прибыль, исходя из среднемесячной, мы получим 60% (12 х 5%). Однако если размер позиции корректируется в соответствии с существующими активами, а так поступает большин­ство управляющих, действительная прибыль за год составила бы -11%. Это произойдет, потому что из каждого доллара активов, имеющихся в начале периода, к концу периода осталось бы только $0,8858((1,40)6 х (0,70)6 = 0,8858).

Как показывает этот пример, если вы озабочены оценкой потенци­альной доходности за расширенный период, а не лишь за следующий месяц или другой интервал, то измерение прибыли, используемое в ко­эффициенте Шарпа, может вести к огромным искажениям. Однако эту проблему можно обойти, используя среднее геометрическое (в противоположность арифметическому) при расчете средней месячной доход­ности, которую затем выражают в процентах годовых, чтобы получить числитель коэффициента Шарпа. Средняя геометрическая доходность в процентах годовых в точности эквивалентна средней годовой доход­ности с учетом реинвестиций, которая обсуждается позже в этой главе в разделе, посвященном отношению прибыли к максимальному падению стоимости активов.

2.             Коэффициент Шарпа не делает различий между коле­баниями стоимости активов вверх и вниз. Коэффициент Шарпа измеряет волатильность, а не риск. А это не обязательно одно и то же.

С точки зрения меры риска, используемой в коэффициенте Шар­па, т.е. стандартного отклонения доходности, колебания вверх и вниз рассматриваются как в равной степени плохие. Таким образом, коэф­фициент Шарпа показывал бы в невыгодном свете управляющего, у которого спорадически наблюдались бы резкие увеличения активов, даже если бы падения стоимости активов были малы.

Рис. 21.3 сравнивает гипотетическое движение активов менедже­ра С, где время от времени наблюдается рост активов и отсутствует их падения, и менеджера D, который столкнулся с несколькими падения­ми стоимости активов. Хотя оба управляющих зафиксировали равную прибыль за период в целом, и менеджер D столкнулся с несколькими отрицательными переоценками, в то время как у менеджера С их не было, коэффициент Шарпа оценил бы менеджера D выше (см. табли­цу). Такой исход — прямое следствие того факта, что коэффициент Шарпа оценивает верхнюю волатильность точно так же, как и нижнюю.

3.             Коэффициент Шарпа не делает различий между череду­ющимися и последовательными убытками. Мера риска в коэф­фициенте Шарпа (стандартное отклонение) не зависит от последова­тельности выигрышных и убыточных периодов.

На рис. 21.4 показано гипотетическое изменение стоимости акти­вов с начальной величиной $100 000, управляемых менеджером Е и менеджером F. Каждый из них в обшей сложности зарабатывает $48 000, или $24 000 в год. Однако у менеджера Е месячные доходы в $8000 чередуются с месячными потерями в размере $4000, в то вре­мя как менеджер F сразу теряет $48 000 в первые 12 месяцев и пос­ледовательно зарабатывает $96 000 в течение оставшегося периода.



     - Назад -      - Вперед -     



Книжный магазин